Телеканал НТВ представляет свою большую премьеру — сериал «А.Л.Ж.И.Р» («АЛЖИР»). 17 июня 2019 года картину можно посмотреть уже в эфире телеканала в вечернее время. Сериал снят на реальной истории. Персонажи — оперная певица София Тер-Ашатурова и Ольга Павлова, вымышлены.

История, рассказанная в сериале, охватывает период с 1938 по 1945 год. В основу сюжета легла история об Акмолинском лагере жен изменников Родины.

Мемориал «АЛЖИР»

АСТАНА — Акмолинский лагерь для жен предателей Родины (известный под русским аббревиатурой АЛЖИР) был основан в 2007 году и предлагает представление о несправедливостях и трудностях, с которыми сталкиваются женщины, приговоренные к тюремному заключению в советское время.

Cadr

Архивы музея содержат официальные советские документы, личные сообщения и указы. Некоторые описывают суровые испытания женщин, которые были осуждены и преданы суду без надлежащего разбирательства; другие рассказывают истории о тысячах разрушенных судеб и судеб: детские послания их матерям, письма матерей их близким, слова, выражающие крайнее отчаяние людей, которые не знали, куда направляются и что с ними произойдет.

Жизни заключенных женщин изображаются в АЛЖИР через письма любимым, стихи и другие средства.

Cadr

Целые семьи казахских поэтов, дипломатов и видных деятелей того времени, которых судили за измену, были названы «врагом государства». На территории АЛЖИРа, занимающей площадь в 30 гектаров, насчитывалось более 18 000 заключенных 62 национальностей, от пяти до восьми лет. приговоры с 1938 по 1959 год.

Cadr

Одна из тысяч трогательных букв, которая была найдена вдоль железной дороги.

Сериал «А.Л.Ж.И.Р»: реальная история

В первой половине XX века на многострадальной казахской земле разразилась чудовищная трагедия на всю жестокость и масштаб. Советская власть, как казалось, была признана установившей мир, справедливость и равенство, добро и свет принесли людям огромные страдания. Тоталитарный режим подорвал судьбы миллионов людей.

Мощные структуры активно внедряются в жизнь любой семьи и личности. Получив равные политические права в ряде законодательных актов, женщины наравне с мужчинами подвергались репрессиям и изолировались от общества. Для них были предусмотрены те же статьи обвинения, что и для мужчин, но была одна статья, по которой в тюрьме могли служить только женщины — ЧСИР — (члены семей предателей родины). Не совершая преступления, им пришлось отбывать наказание в специальных лагерях только за то, что они были матерями, женами, сестрами и дочерьми тех, кого обвиняли в предательстве Родины.

Карагандинский лагерь занимает особое место в истории репрессий. Именно здесь, в начале 1938 года, на базе 26-го трудового села Акмолинска было открыто женское специальное отделение. Одним из трех островов был «Архипелаг ГУЛАГ», куда власти объединили тех, кто получил сроки заключения, в качестве «ЧСИР» — «членов семей предателей Родины». Два других лагеря, куда были отправлены «жены предателей» в 1937–1938 годах, расположены в Мордовии и Томске.

В разговорах друг с другом заключенные акмолинцы по иронии судьбы называли свой остров экзотическим словом АЛЖИР — акмолинский лагерь жен предателей родины. Это были молодые, красивые женщины, многие с детьми, даже с младенцами. Сталин повторял: «Нет человека — нет проблем». Большая часть интеллигенции, были уничтожены. Были красивые, умные люди, люди, привыкшие к интеллектуальному или творческому труду, не слишком учили подчиняться и не учили скрывать свое мнение. Конечно, они были плохо приспособлены. Более того, они не поняли, за что их фактически обвинили, и от этого они пострадали еще больше. Прибавьте к этому ничего не зная о судьбе своих мужей и, что еще хуже, — детей. На самом деле в первые годы переписка не была разрешена для женщин. Никто из женщин на самом деле не знал, куда их везут. И солдатам, охранявшим их, было запрещено говорить что-либо. И тогда молодой эскорт по имени Ваня бросил учебник 5-го класса в атлас Советского Союза, где красным карандашом был отмечен город Акмола в одной из их экипажей. Но как отправить сообщение родственникам? Каждой женщине в вагоне давали кусочек сельди и кусочек сахара, завернутые в белую бумагу. Женщины-бывшие революционеры, имеющие большой лагерный опыт, заявили, что выбрасывать бумагу невозможно, и ее нужно делить на куски. Использовать собственную кровь вместо чернил, сильно кусая себя за палец, и чтобы кровь текла … Затем они завернули эти кровавые сообщения и бросили в коробку, служившую комнатой отдыха. Когда поезд ушел, железнодорожники подобрали крошечные треугольники и отправили их по почте в соответствии с пунктом назначения. Многие родственники женщин лагера получили от них первое письмо, написанное именно «странными» чернилами, некоторые из них находятся на экспозиции музея.

Всю зиму 1937-1938 годов лагерь принимал новых людей. Казармы, построенные из сырцового кирпича и еще не высохшие, были заполнены женщинами из разных городов. Все они были бритые. Они были жалкими, страшными, выглядели как смешные подростки. Зима была очень холодной. В казармах стояли двухэтажные сплошные голые нары и одна печь на всю казарму.

Камера, отражающая жизнь женщин-заключенных и место, где находится колыбель, была точно воссоздана в музее. Многие заключенные прибыли с детьми на грудном вскармливании. За колючей проволокой был организован детский сад, там были дети, затем этих маленьких людей трех-четырех лет отправили в Оскаровский детский дом. Там было озеро, заросшее тростником. Сопровождаемые конвоями и собаками, они косили трость. Обычные солдаты добавляли его в печь днем ​​и ночью. Был сильный мороз. Однажды одна заключенная, неся воду на хомуте, поскользнулась и упала. Оба ведра упали на нее. Она мгновенно покрылась ледяной броней. В бараке женщины отрывали от нее ледяную корку.

В воспоминаниях об «АльЖирс» есть такой факт. Рядом с лагерем, прямо за озером, находится казахская деревня Жана-Жол (сейчас она тоже там), поэтому благодаря этому поселению многие выжили. Однажды, когда заключенные работали на озере, косили трость. Старые казахи приходили большими малахаями, рядом с ними шли женщины, они держали маленьких детей за руки, а в руках у детей были сумки. В сумках, по-видимому, было что-то тяжелое, например камни. Потом дети стали бросать эти камни в заключенных, а сопровождающие стали громко смеяться: «Посмотрите, какие вы враги. Вас не любят не только в Москве и даже в ауле, дети бросают в вас камни». Обидно было до слез: как воспитывают детей, мы не виноваты! Через некоторое время казахи ушли. Одна из женщин несла трость и споткнулась о камни, и казалось, странно пахло — молоком и сыром. Тогда заключенные поняли, что женщины, дети и старики, выходя из близлежащего аула, рискуя жизнью, бросали в них сыр. Это был запеченный творог, свернутый в шарики, высушенный сыр.

Когда она пришла вечером в казарму, поблагодарила мусульманского бога за поддержку и попросила его спасти жизни этих женщин, стариков, дать им здоровье и долголетие, чтобы дети не знали горя, не знали голода и одиночества. Не раз жители села, пробираясь сквозь камыш, приносили хлеб, масло и мясо. И конвоиры, стоящие выше, этого не видели. Один из заключенных-немцев написал стихотворение «Курт — это драгоценный камень».

Год строгого режима прошел строго — без писем, без посылок, без новостей о свободе. И вдруг весь лагерь был растерян необычным событием. Один из «АЛЖИРС» получил письмо, настоящее письмо с маркой и штемпелем. На конверте был подписан детский почерк «Город Акмолинск. Тюрьма для мам». Восьмилетняя девочка написала, что после ареста папы и матери ее также арестовали и отправили в детский дом. Она спросила, когда мама вернется, и заберет ее к себе. Она жаловалась, что в детском доме было плохо, скучала и часто плакала. Как этому ребенку удалось узнать, где находится ее мать, и написать письмо? Возможно, у какого-то служителя НКВД было горячее сердце. Чаще у них было садистское и жестокое сердце.

Тем не менее они не сдались! Они ежедневно побеждали — их слабость, болезнь, страх и холод, те, кого бросали в летние солнечные платья и выходные платья в зимнюю обнаженную степь, которые выжили, не потеряв там ни человеческого лица, ни души.

Теперь на месте бывших островов ГУЛАГа стоят стелы и обелиски, посвященные жертвам и мученикам массового террора. От прежних лагерей почти ничего не осталось, после чего сломанные судьбы, разочарованные надежды и мечты наших сограждан были навсегда похоронены, унесены жестоким ветром сталинского террора в небытии.

В настоящее время мемориальные комплексы, памятники, памятные знаки жертвам политических репрессий советской эпохи построены во многих городах и населенных пунктах Республики Казахстан.

.